«Независимая Газета» о деле Еремина

Громкий процесс, в ходе которого бизнесмен Константин Вачевских пытается взыскать долг с коллекционера-антиквара Андрея Еремина, давно приобрел самый скандальный оборот и оброс дополнительными судами. Главный документ в споре – долговая расписка Еремина – исчезла из материалов слушающегося в Химкинском суде дела, а через некоторое время объявилась в Хабаровске. Сотрудников судебной канцелярии, участвовавших в загадочном перемещении расписки через всю страну, с нетерпением ждут в суде. В отношении самого Еремина химкинским управлением Следственного комитета России было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества.

Попыток сотрудничать со следствием со стороны коллекционера не было замечено. В июле Еремина объявили в розыск, а затем поместили под домашний арест. В постановлении об избрании ему меры пресечения говорится, что это произошло после того, как антиквар был пойман «сотрудниками полиции при движении в поезде направлением в другое государство». Аппеляцию на меру пресечения Еремин подавать не стал – возможно, понимая, что оспорить доводы следствия ему не удастся.

Как пишет «Лента. ру», следствие считает, что 27 февраля 2014 года бизнесмен Константин Вачевских одолжил Еремину на месяц 10 млн долларов наличными, а тот в ответ инициировал судебную тяжбу, чтобы не возвращать деньги. Главным доказательством на процессе стала расписка от имени коллекционера, предоставленная Вачевских служителям Фемиды. Химкинский суд признал Еремина должником, и вынес решение в пользу Вачевских. Комиссия экспертов Минюста России в своем заключении о подлинности подписи Еремина на расписке отметила сорок совпадающих признаков, и признала ее подлинной. Причем, судя по материалам адвокатского опроса эксперта, который брал образцы подписи коллекционера в суде Московской области, тот по сути пытался мешать экспертам, меняя подпись.

Дело приобрело неожиданный оборот после того, как главный документ процесса – та самая долговая расписка – внезапно оказалась в Хабаровске. «Новая газета» приводит весьма странную историю перемещения бумаги на тысячи километров. «Еремин приехал в суд, узнав о судебном решении, признавшим его долг перед Вачевских, и обратился с заявлением о выдаче ему оригинала расписки, чтобы обратиться в правоохранительные органы с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества. Секретарь канцелярии Химкинского горсуда Терехова выдала документ», – сообщает издание, основываясь на документах, которые ему передала Александра Щедрина, до 12 декабря 2014 года работавшая начальником отдела обеспечения судопроизводства по гражданским делам Химкинского городского суда Московской области. Она же, как можно понять, руководила работой сотрудников, выдавших ответчику главный документ, подтверждающий его долг.

По факту пропажи расписки в суде была проведена проверка действий Щедриной. Как сообщает «Новая газета», в результате Щедрина была уволена с формулировкой «за грубое нарушение служебных обязанностей и вред, причиненный государственному органу». Значит ли это, что руководству суда стало ясно, каким образом и почему расписку передали должнику и кто стоял за этой передачей? Не могло ли это действие быть воспринято как преступный сговор группы лиц? Ведь речь идет об огромной сумме, и если должник добудет единственное документальное подтверждение займа, процесс может пойти совсем по другому сценарию.

А между тем, появление на другом конце страны документа, который экспертам предоставили под видом «расписки», видимо, было не случайным. В экспертно-криминалистическом центре УМВД по Хабаровскому краю была проведена новая почерковедческая экспертиза, которая признала расписку фальшивой, что стало поводом для уголовного преследования уже самого Вачевских. Следователей не смутило то, что решение по делу Еремина уже вынесено, и что апелляционная инстанция суда Московской области обязала его вернуть долг. Между тем, согласно ст. 90 УПК РФ, решение гражданского суда является преюсдикционным и должно приниматься всеми судьями РФ, а значит и хабаровским судьей Сергеем Бабием для исполнения. Но складывается впечатление, что в Хабаровске УПК в суде не действует, ведь дело в отношении Вачевских, несмотря на вступившее в законную силу решение Мособлсуда, до сих пор не прекращено.

Да и что получили хабаровские следователи на изучение – это большой вопрос. Был ли это реальный документ, который ранее позволил химкинскому суду вынести решение в пользу бизнесмена или какой-то иной, теперь уже выяснить будет сложно. Как минимум, все эксперты сходятся на том, что в промежутке между исчезновением расписки и появлением ее в Хабаровске, документу пытались придать вид подделки, обведя подпись острым предметом. Техническая экспертиза, проведенная в рамках уголовного дела, установила, что обводка проводилась уже после написания расписки – и до ее исчезновения из материалов дела ни один судья этой обводки не видел.

Трудно предположить, что человек, который задолжал 10 млн долларов и оставил кредитору соответствующую расписку, не попытается испортить ее, как только она, даже случайно, попадет к нему в руки. А уж если изъятие расписки было запланировано, то судьба оригинала предрешена… Отправляя дело на новое рассмотрение, Верховный Суд РФ 31 мая 2016 года отдельно отметил, что оригинал документа был изъят из материалов дела, цитируем, «в нарушение норм гражданско-процессуального закона». Было бы логично предположить, что такой документ станет недопустимым доказательством, добытым незаконным путем, и будет исключен из дела Вачевских. Однако этого не происходит – более того, расписка становится ключевым аргументом обвинения.

Есть еще один интересный аспект – если подпись на расписке, как считает Еремин, принадлежит не ему, почему бы не провести экспертизу в Москве и Центральной России, ведь и истец и ответчик зарегистрированы в столице. Зачем нужно было отправлять документ в Хабаровск? Неужели там эксперты лучше, чем в Москве, или есть какой-то другой секрет? Почему Еремин, утверждающий, что не брал денег, не пытался судиться в гражданском суде? Зачем нужно было добиваться возбуждения в отношении Вачевских уголовного дела? Не для того ли, чтобы не возвращать деньги? Ведь так намного проще – займодавец отправляется в СИЗО, и проблема решена.

На мысль о том, что происходящее не случайно, наводят и другие действия хабаровского судьи Сергея Бабия. Как можно понять из публикации «МК», он не раз отказывался приобщать к делу результаты предоставляемых защитой экспертиз, что расходится с положениями ст. 58 УПК. Видимо, хабаровского судью вполне устраивают результаты экспертиз, проведенных в Хабаровске. Причем московские эксперты, прилетающие на каждое судебное заседание в Хабаровск, даже не вызываются на слушания, как это предписывают нормы УПК. Задумывается ли судья, как при этом должен защищать себя Вачевских?

Надо отметить, что в ГСУ СК РФ по Московской области 14 января 2015 года сначала вынесли постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Щедриной из-за отсутствия состава преступления. При этом, по информации «Новой газеты» действия канцелярии были названы «ошибочной выдачей оригинала расписки стороне ответчика». Однако 1 июня 2016 года в отношении Щедриной все-таки было возбуждено уголовное дело. На 8 августа 2017 года было назначено рассмотрение дела в суде, однако, по данным «НГ», заседание завершилось самоотводом судьи, что было объяснено возможным конфликтом интересов, поскольку дело оказалось в руках коллеги Щедриной.

Когда продолжится процесс, связанный с этим чрезвычайным происшествием в российском судопроизводстве, неясно. Важнее то, что в результате проведенной операции с распиской Констанин Вачевских оказался в СИЗО. Может быть целью изъятия расписки было не только «обнуление долга», но и обеспечение его «посадки»? В любом случае, судьба рядовых исполнителей хитрой манипуляции будет не важна ее организаторам и им, вероятно, придется отвечать перед законом за содеянное – тем более, что уголовные дела заведены и следствие уже идет.

Оригинал материала — http://www.ng.ru/economics/2017-08-10/100_process.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.