Как украсть 100 кг долларов по договору займа

В интернете продолжают появляться материалы, посвященные конфликту между Константином Вачевских и Андреем Ереминым. Не считая нужным перепечатывать все из них (они легко находятся любым поисковиком), мы все же решили познакомить вас с журналистским расследованием сайта издания Свободная пресса (главный редактор Сергей Шаргунов, шеф-редактор Захар Прилепин). Оно посвящено анализу версии, скажем так, Андрея Еремина, ранее опубликованой в Новой газете (№ 82 от 31 июля 2017г.)

Конфликт бизнесмена Константина Вачевских и коллекционера Андрея Еремина, освещенный в десятке различных СМИ, интересен не только сюжетом. Каждому из нас приходилось давать в долг, не всем эти долги вернулись — вот почему за этой историей так интересно следить. Многие публикации эмоциональны. Нам показалось любопытным взять последние статьи, и на их примере показать, как СМИ влияют на формирование общественной оценки конфликта.

И мы сделаем это, но чуть ниже. Напомним только, что предприниматель Константин Вачевских, бывший акционер Амурского кабельного завода, был арестован в 2014 г. после того, как попытался истребовать у коллекционера Андрея Еремина одолженные тому $ 10 млн. Еремин не только не отдал долг, но и обвинил Вачевских в том, что подпись на долговой расписке — поддельная. При этом Еремин умудрился забрать расписку из материалов гражданского дела, рассматриваемого Химкинским горсудом, и передать ее экспертам-почерковедам в Хабаровск. Возможно, это были самые удаленные от Химкинского суда почерковеды в стране.

Разберём отрывки из текстов с целью дописать недосказанное, разоблачить ложь и спрятанные ловушки.

Осенью 2014 года известный коллекционер и антиквар Андрей Еремин, вернувшись из-за границы в Москву, обнаружил в почтовом ящике несколько повесток из Химкинского горсуда Московской области. Куда Еремин тут же и поехал. И в городском суде с удивлением узнал, что он должен 10 000 000 (десять миллионов) долларов. Оказалось, что еще 28 августа суд рассмотрел иск некоего Константина Вачевских, утверждавшего, что 27 февраля 2014 года он одолжил Еремину на месяц десять миллионов долларов. В подтверждение Вачевских представил суду расписку, якобы подписанную Ереминым. Суд удовлетворил иск.

Автор навязывает читателю субъективную точку зрения, согласно которой Еремин неожиданно стал жертвой плана Вачевских. Вычёркиваем удивления и фразу о рвении Еремина содействовать следствию и оказаться в суде, не замечаем слов «известный» и «некий», остаётся непредвзятое описание ситуации. Но и его нельзя назвать исчерпывающим — ведь есть факты, о которых автор предпочёл промолчать.

Еремин действительно отсутствовал при рассмотрении дела судом первой инстанции, но данное обстоятельство не противоречит требованиям гражданско-процессуального закона, так как судом были приняты все меры для реализации процессуальных прав. В частности, судом были установлены все возможные места проживания Еремина и по этим адресам неоднократно направлялись уведомления о поданном иске и предстоящем судебном разбирательстве. Стоит отметить, что на допросе Еремин не отрицал, что, находясь за пределами РФ, был уведомлён о наличии повесток в суд, но не придал этому факту значения, так как думал, что эти повестки по другому гражданскому делу. Согласно материалам следствия, Еремин примерно в начале ноября 2014 г. находился в Германии, ему по телефону сообщили из Москвы, что в почтовый ящик квартиры по месту его регистрации приходят повестки и документы из суда. Еремин подумал, что эти документы присланы от правления ТСЖ по поводу суда с жильцами дома из-за неоплаты. Проконсультировавшись со знакомым по поводу полученных документов, Еремин узнал, что они касаются дела о взятой у Вачевских в долг денежной сумме в размере $ 10 млн, что это дело находится в Химкинском суде.

Для обеспечения прав ответчика Еремина судом, в соответствии с требованиями ст. 50 ГПК РФ, было обеспечено участие в деле представителя, в его качестве выступил адвокат. Только после этого дело было рассмотрено и иск Вачевских о взыскании с Еремина всей суммы по расписке удовлетворён.

Но только в Мособлсуде, где Еремин обжаловал решение Химкинского горсуда, расписку признали фальшивой. Прежде чем вынести это решение, суд кассационной инстанции назначил почерковедческую экспертизу, которая однозначно признала: расписка написана не Ереминым, а установить подлинность подписи Еремина на документе «не представляется возможным».

Но подождите, это же совершенно не так. Ведь расписку не признали фальшивой. В отсутствии оригинала экспертиза была проведена по копии, но, по методике, без оригинала невозможно установить категоричный положительный вывод. И в выводах экспертизы действительно было указано «не представляется возможным», но трактуется-то это по закону в пользу истца!

Вообще, прежде чем разбирать этот отрывок, стоит напомнить, что оригинальная расписка из дела исчезла (есть подозрение на сделку Еремина, не желающего возвращать $ 10 млн долга, с правоохранительными органами с целью завладеть распиской, находящейся в материалах дела в суде). Верховный суд признал расписку недопустимым доказательством, так как она получена из материалов гражданского дела незаконно. Иначе говоря — добыта преступным путём.

Вернёмся к разбору отрывка текста. Еремин А.Н., как ответчик по иску Вачевских К.Ю., в полном объеме реализовал свои права по обжалованию судебных решений. Он дошёл до Верховного Суда РФ, который в Определении от 31.05.2016 № 4-КГ16−12 отметил необходимость экспертного исследования оригинала спорной расписки в рамках гражданского дела при рассмотрении его апелляционной инстанцией.

Выполняя указания Верховного Суда РФ, точку в данном вопросе поставил Московский областной суд, который при очередном рассмотрении гражданского дела по иску Вачевских К.Ю. к Еремину А.Н. назначил независимую почерковедческую экспертизу. Эта экспертиза, по ходатайству Еремина, была проведена в экспертном учреждении Минюста РФ. Для проведения исследования из Кировского суда г. Хабаровска был истребован оригинал расписки. Согласно заключению эксперта № 3922/31−06−2 от 11.10.2016 ФБУ Российский Федеральный Центр судебной экспертизы при Минюсте РФ, «Подпись от имени Еремина А.Н., расположенная под рукописным текстом расписки от имени Еремина А.Н. о взятии в долг у Вачевских К.Ю. денежных средств в сумме 10 000 000 долларов США, выполнена самим Ереминым А.Н.».

На основании изучения всех доводов сторон (в том числе и доводов Еремина), а также проведённого экспертного исследования апелляционной инстанции Московского областного суда 21.12.2016 года, вынесено решение, которым оставлено без изменения решение Химкинского городского суда от 28.08.2014 года по иску Вачевских К.Ю. к Еремину А.Н. о взыскании денежных средств в сумме $ 10 млн по договору займа. Данное судебное решение в соответствии с требованиями ст. 90 УПК РФ имеет преюдициальное значение для всех уголовных дел — это момент ключевой.

Таким образом, Вачевских доказал свою правоту во всех судебных инстанциях, рассматривающих гражданское дело по его иску к Еремину. Будучи незаконно обвинённым последним в мошенничестве с очевидной целью избежать гражданско-правовой ответственности, бизнесмен обратился в правоохранительные органы с просьбой дать объективную юридическую оценку действиям Еремина А.Н.

В связи с данным обращением, при наличии предусмотренных УПК РФ поводов и оснований, 05.06.17 г. СО по г. Химки ГСУ СК РФ по Московской области в отношении Еремина А.Н. было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества, а именно хищения им под видом займа денежных средств в сумме $ 10 млн, принадлежащих Вачевских К.Ю. В настоящее время по данному уголовному делу на основании собранных доказательств, показаний свидетелей, специалистов и заключений экспертов, Еремину предъявлено обвинение по ч.4 ст. 159 УК РФ — мошенничество в особо крупных размерах.

Узнав о финансовых претензиях к ОАО Амурский кабельный завод, акционером которого когда-то являлся Вачевских, Еремин обратился в Химкинский горсуд с ходатайством о выдаче ему «расписки», представленной Вачевских. 26 ноября 2014 года Еремин получил «документ» и отправил его в Хабаровск в виде приложения к заявлению о возбуждении уголовного дела в отношении Вачевских, обвинив его в изготовлении фальшивки и мошенничестве. В Хабаровске «расписку» отправили на экспертизу, по результатам которой в уголовном деле появился еще один эпизод. К тому времени Вачевских уже находился в СИЗО Хабаровска. 18 декабря 2014 года оперативно-следственная бригада сотрудников МВД, прилетевшая в Москву из Хабаровска, задержала его, получила санкцию Тверского райсуда на его арест и доставила на Дальний Восток.

Все крупные компании имеют кредиты в банках и бизнес Вачевских — не исключение. В Хабаровском крае у банка действительно была претензия к Вачевских (впоследствии полностью урегулированная), и Еремин решил использовать это в своих целях, отдав расписку местным почерковедам.

Любопытно, почему Еремин мог, но не потребовал независимую почерковедческую экспертизу, пока расписка находилась в деле Химкинского суда? Очевидно, что экспертиза установила бы подлинность документа, поэтому должнику-неплательщику очень важно было получить оригинал на руки.

Обратите внимание на спекуляцию автора субъективным или ангажированным мнением, согласно которому долговая расписка — один из главных документов в судебном деле — представляется читателю ничтожной бумажкой — «документом», «распиской». Это неуважение к здравому смыслу читателя — но у этого неуважения, безусловно, есть мотив.

Как Еремину удалось провернуть фокус с распиской, сейчас выясняют следствие и суд. Слово «получил», которое использует автор статьи, звучит нейтрально — ну, получил и получил. Однако в отношении сотрудницы канцелярии Химкинского суда Щедриной уже возбуждено уголовное дело, за то, что она с нарушением всех процессуальных норм выдала на руки расписку должнику и ответчику по делу. Не схема, а мечта неплательщика: берёшь займ — выкрадываешь договор — profit.

Итак, расписка месяц находилась на руках у должника Еремина, после чего вдруг всплыла в Хабаровском крае. Немедленно местными почерковедами была проведена экспертиза, по итогам которой Вачевских обвинили в мошенничестве и посадили в СИЗО.

Защита Вачевских сумела добиться проведения независимой экспертизы. Несколько экспертов доказали, что подлинная расписка Еремина на $ 10 млн имела место быть, и объяснили, каким способом из оригинала пытались сделать подделку. Однако судья Бабий, проигнорировав ч. 2.1. ст. 58 УПК, не счел нужным приобщать эти заключения, ограничившись заключением обвинения. Каким образом при этом предлагается защищать себя Вачевских, остается загадкой.

Согласно справки об исследовании, подпись от имени Еремина выполнена без применения технических средств и приёмов подделки подписи. Однако согласно заключению эксперта № 1-Э от 21.01.2015, «При визуальном и микроскопическом исследовании подписи от имени Еремина А.Н. установлено: наличие вдавленных бесцветных штрихов, большая часть которых не совпадает со штрихами исследуемой подписи… Выявленные следы давления могут объясняться выполнением их после выполнения исследуемой подписи (обводкой подписи каким-то заострённым предметом)».

Пока расписка находилась в материалах дела, никаких следов обводки ни один судья не увидел. Они появились после того, как расписку забрал Еремин. Зачем ему пытаться придать документу вид подделки, кажется, объяснять не надо.

Очевидно, что разобранные нами отрывки, полные намёков и при отсутствии фактов, продают читателю некую идею. Не способствуют поиску истины, не наделяют опытом — их задача ограничивается этой продажей. В противовес этому, в расшифровке все сведения достоверны, а выводы основаны на судебных актах и процессуальных документах, находящихся в распоряжении редакции. Названия, номера, даты указаны и легко проверяются в открытых источниках.

Долги нужно отдавать, это факт. Но отдавать долги Андрей Еремин не любит — ни большие, ни малые, — и это тоже факт. Даже по коммунальным услугам в квартире, в которой он сейчас находится под домашним арестом, есть судебные решения в пользу управляющей компании. Согласитесь, если коммуналку приходится взыскивать по суду, то на добровольный возврат крупного долга рассчитывать не приходится. Но можно сколько угодно бегать от приставов, портить расписки и ездить в Германию через Минск — это образ жизни до первого ареста. И коль скоро этот арест состоялся, пришло время и для Андрея Еремина платить по счетам.

Оригинал материала: https://svpressa.ru/society/article/179730/

UPD Сегодня, 31 августа, Химкинский городской суд продлил срок домашнего ареста Андрея Еремина до 3 месяцев 14 суток, то есть до 5 ноября 2017 года.

Задолженность ОАО «АМК» перед Сбербанком погашена

Как сообщает корреспондент Росийской газеты Алина Егорова, задолженность «Амурского кабельного завода» перед Сбербанком полностью погашена. В заметке говорится о том, что 29 августа в Кировском районном суде Хабаровска будет рассматриваться уголовное дело Константина Вачевских, в прошлом акционера ОАО «Амурский кабельный завод», к которому у Сбербанка РФ были серьезные финансовые претензии. По имеющимся сведениям, задолженность по кредитным обязательствам ОАО «Амурский кабельный завод» в общей сумме 133 131 910, 30 рублей погашена в рамках банкротства в полном объеме 18 июля 2017 года.

Оригинал материала — https://rg.ru/2017/08/28/reg-dfo/zadolzhennost-amurskogo-kabelnogo-zavoda-pered-sberbankom-pogashena.html

«Независимая Газета» о деле Еремина

Громкий процесс, в ходе которого бизнесмен Константин Вачевских пытается взыскать долг с коллекционера-антиквара Андрея Еремина, давно приобрел самый скандальный оборот и оброс дополнительными судами. Главный документ в споре – долговая расписка Еремина – исчезла из материалов слушающегося в Химкинском суде дела, а через некоторое время объявилась в Хабаровске. Сотрудников судебной канцелярии, участвовавших в загадочном перемещении расписки через всю страну, с нетерпением ждут в суде. В отношении самого Еремина химкинским управлением Следственного комитета России было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества.

Попыток сотрудничать со следствием со стороны коллекционера не было замечено. В июле Еремина объявили в розыск, а затем поместили под домашний арест. В постановлении об избрании ему меры пресечения говорится, что это произошло после того, как антиквар был пойман «сотрудниками полиции при движении в поезде направлением в другое государство». Аппеляцию на меру пресечения Еремин подавать не стал – возможно, понимая, что оспорить доводы следствия ему не удастся.

Как пишет «Лента. ру», следствие считает, что 27 февраля 2014 года бизнесмен Константин Вачевских одолжил Еремину на месяц 10 млн долларов наличными, а тот в ответ инициировал судебную тяжбу, чтобы не возвращать деньги. Главным доказательством на процессе стала расписка от имени коллекционера, предоставленная Вачевских служителям Фемиды. Химкинский суд признал Еремина должником, и вынес решение в пользу Вачевских. Комиссия экспертов Минюста России в своем заключении о подлинности подписи Еремина на расписке отметила сорок совпадающих признаков, и признала ее подлинной. Причем, судя по материалам адвокатского опроса эксперта, который брал образцы подписи коллекционера в суде Московской области, тот по сути пытался мешать экспертам, меняя подпись.

Дело приобрело неожиданный оборот после того, как главный документ процесса – та самая долговая расписка – внезапно оказалась в Хабаровске. «Новая газета» приводит весьма странную историю перемещения бумаги на тысячи километров. «Еремин приехал в суд, узнав о судебном решении, признавшим его долг перед Вачевских, и обратился с заявлением о выдаче ему оригинала расписки, чтобы обратиться в правоохранительные органы с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества. Секретарь канцелярии Химкинского горсуда Терехова выдала документ», – сообщает издание, основываясь на документах, которые ему передала Александра Щедрина, до 12 декабря 2014 года работавшая начальником отдела обеспечения судопроизводства по гражданским делам Химкинского городского суда Московской области. Она же, как можно понять, руководила работой сотрудников, выдавших ответчику главный документ, подтверждающий его долг.

По факту пропажи расписки в суде была проведена проверка действий Щедриной. Как сообщает «Новая газета», в результате Щедрина была уволена с формулировкой «за грубое нарушение служебных обязанностей и вред, причиненный государственному органу». Значит ли это, что руководству суда стало ясно, каким образом и почему расписку передали должнику и кто стоял за этой передачей? Не могло ли это действие быть воспринято как преступный сговор группы лиц? Ведь речь идет об огромной сумме, и если должник добудет единственное документальное подтверждение займа, процесс может пойти совсем по другому сценарию.

А между тем, появление на другом конце страны документа, который экспертам предоставили под видом «расписки», видимо, было не случайным. В экспертно-криминалистическом центре УМВД по Хабаровскому краю была проведена новая почерковедческая экспертиза, которая признала расписку фальшивой, что стало поводом для уголовного преследования уже самого Вачевских. Следователей не смутило то, что решение по делу Еремина уже вынесено, и что апелляционная инстанция суда Московской области обязала его вернуть долг. Между тем, согласно ст. 90 УПК РФ, решение гражданского суда является преюсдикционным и должно приниматься всеми судьями РФ, а значит и хабаровским судьей Сергеем Бабием для исполнения. Но складывается впечатление, что в Хабаровске УПК в суде не действует, ведь дело в отношении Вачевских, несмотря на вступившее в законную силу решение Мособлсуда, до сих пор не прекращено.

Да и что получили хабаровские следователи на изучение – это большой вопрос. Был ли это реальный документ, который ранее позволил химкинскому суду вынести решение в пользу бизнесмена или какой-то иной, теперь уже выяснить будет сложно. Как минимум, все эксперты сходятся на том, что в промежутке между исчезновением расписки и появлением ее в Хабаровске, документу пытались придать вид подделки, обведя подпись острым предметом. Техническая экспертиза, проведенная в рамках уголовного дела, установила, что обводка проводилась уже после написания расписки – и до ее исчезновения из материалов дела ни один судья этой обводки не видел.

Трудно предположить, что человек, который задолжал 10 млн долларов и оставил кредитору соответствующую расписку, не попытается испортить ее, как только она, даже случайно, попадет к нему в руки. А уж если изъятие расписки было запланировано, то судьба оригинала предрешена… Отправляя дело на новое рассмотрение, Верховный Суд РФ 31 мая 2016 года отдельно отметил, что оригинал документа был изъят из материалов дела, цитируем, «в нарушение норм гражданско-процессуального закона». Было бы логично предположить, что такой документ станет недопустимым доказательством, добытым незаконным путем, и будет исключен из дела Вачевских. Однако этого не происходит – более того, расписка становится ключевым аргументом обвинения.

Есть еще один интересный аспект – если подпись на расписке, как считает Еремин, принадлежит не ему, почему бы не провести экспертизу в Москве и Центральной России, ведь и истец и ответчик зарегистрированы в столице. Зачем нужно было отправлять документ в Хабаровск? Неужели там эксперты лучше, чем в Москве, или есть какой-то другой секрет? Почему Еремин, утверждающий, что не брал денег, не пытался судиться в гражданском суде? Зачем нужно было добиваться возбуждения в отношении Вачевских уголовного дела? Не для того ли, чтобы не возвращать деньги? Ведь так намного проще – займодавец отправляется в СИЗО, и проблема решена.

На мысль о том, что происходящее не случайно, наводят и другие действия хабаровского судьи Сергея Бабия. Как можно понять из публикации «МК», он не раз отказывался приобщать к делу результаты предоставляемых защитой экспертиз, что расходится с положениями ст. 58 УПК. Видимо, хабаровского судью вполне устраивают результаты экспертиз, проведенных в Хабаровске. Причем московские эксперты, прилетающие на каждое судебное заседание в Хабаровск, даже не вызываются на слушания, как это предписывают нормы УПК. Задумывается ли судья, как при этом должен защищать себя Вачевских?

Надо отметить, что в ГСУ СК РФ по Московской области 14 января 2015 года сначала вынесли постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Щедриной из-за отсутствия состава преступления. При этом, по информации «Новой газеты» действия канцелярии были названы «ошибочной выдачей оригинала расписки стороне ответчика». Однако 1 июня 2016 года в отношении Щедриной все-таки было возбуждено уголовное дело. На 8 августа 2017 года было назначено рассмотрение дела в суде, однако, по данным «НГ», заседание завершилось самоотводом судьи, что было объяснено возможным конфликтом интересов, поскольку дело оказалось в руках коллеги Щедриной.

Когда продолжится процесс, связанный с этим чрезвычайным происшествием в российском судопроизводстве, неясно. Важнее то, что в результате проведенной операции с распиской Констанин Вачевских оказался в СИЗО. Может быть целью изъятия расписки было не только «обнуление долга», но и обеспечение его «посадки»? В любом случае, судьба рядовых исполнителей хитрой манипуляции будет не важна ее организаторам и им, вероятно, придется отвечать перед законом за содеянное – тем более, что уголовные дела заведены и следствие уже идет.

Оригинал материала — http://www.ng.ru/economics/2017-08-10/100_process.html