Кому закон не писан?

Почему российская Фемида закрывает глаза на приобщение к материалам уголовных дел заключений специалистов? Оказывает ли Сбербанк влияние на судебный процесс? Как связано преследование Константина Вачевских с его свидетельскими показаниями в громком деле о коррупции высшего менеджмента крупнейшего банка страны? На эти вопросы пытается ответить корреспондент газеты «Московский Комсомолец» Анна Петрова.

В марте 2017 г. Президент РФ Владимир Путин внес в Госдуму РФ поправки в ст. 53 УПК РФ, обязывающие судей приобщать к материалам уголовных дел заключения специалистов, а также допрашивать специалистов, если они находятся в зале суда. Поправки вступили в силу 17 апреля 2017 г. Однако Кировский районный суд Хабаровска не спешит их выполнять.

Подчас судебные дела, кроме как изумления, ничего не вызывают. Не стала исключением и нашумевшая история бизнесмена Константина Вачевских, который обвиняется в мошенничестве. Следствие полагает, что владелец ОАО «Амурский кабельный завод» перевел активы предприятия на другие юридические лица, чтобы не возвращать кредит Сбербанку. В результате долг так и остался за Вачевских.

Правда, это видение одной стороны — обвинения. И как подсказывает логика и здравый смысл, по крайней мере, есть еще и другая сторона — защиты.

Однако, по всей видимости, следствие этот момент мало волновал. Они не стали проводить бухгалтерскую экспертизу, необходимость в которой понимают даже люди далекие от правосудия. Без разбирательства в тонкостях ситуации дело было передано в суд.

Но и российская Фемида не стала обременять себя лишними хлопотами. Складывается впечатление , что она и вовсе уже для себя все решила. Во всяком случае, приобщать к делу результаты экспертных заключений не посчитала нужным — хотя, очевидно, особых познаний в бухгалтерском учете суд не имеет.

А в деле Вачевских они просто необходимы, ведь вопрос стоит о кредите. Поэтому, чтобы разобраться в запутанных цифрах, защита привлекла бухгалтера-аудитора с высшим экономическим образованием Т.Ф. Бойко. И, как оказалось, не зря. Профессиональный взгляд Бойко не оставил незамеченными нестыковки в предъявленных обвинениях.

Согласно расчетам специалиста, сумма невыплаченных кредитных средств по состоянию на дату предъявления обвинения Вачевских составляет не 378 023 540,00 руб., а 336 511 106,26 руб. Также вопросы вызывают взаимоотношения с ООО «Предприятие «Стройинструмент». Как выяснила аудитор, на счет этой компании было переведено 27 815 244,39 руб., полученных от Сбербанка, а вовсе не 101 797 699,92 руб., как считает следствие. Кроме того, специалист не нашла первичные бухгалтерские документы, где указывалась бы сумма ущерба.

Однако эти доводы суд почему-то счел несущественными. Он отказался допрашивать эксперта и приобщать его заключения к материалам дела. «Это не относится к предмету доказывания», — заявил судья.

Объективно такое решение может нарушать права на защиту. Чтобы это понять, не надо быть человеком с юридическим образованием. Если бы суд был заинтересован в том, чтобы докопаться до правды, он в целях устранения имеющихся нестыковок и разночтений назначил бы повторную судебную бухгалтерскую экспертизу. Сторона защиты трижды пыталась приобщить к материалам уголовного дела заключение эксперта, и трижды оно было отклонено. Бойко трижды приезжала в суд, но ни разу не вызвалась на заседание. Согласно законодательству, судья может отказать в вызове свидетеля, но если он уже явился в суд, его не имеют права не вызвать. Тем не менее заключение к делу не приобщалось, а специалиста не допросили. Кроме того, суд оставил без внимания многочисленные жалобы Вачевских о том, что он не может в полной мере знакомиться с материалами уголовного дела (в том числе и вещественными доказательствами).

Защита Вачевских связывает его арест с громким уголовным делом в отношении бывших менеджеров Сбербанка. Напомним, в его рамках бизнесмен выступал потерпевшим. В июле 2014 года суд приговорил Вячеслава Похлебина и Павла Коника к 3,5 года заключения за покушение на мошенничество. Бывшие банковские сотрудники вышли на Вачевских с предложением решить его проблему за 100 млн рублей. На тот момент бизнесмен задолжал банку более 700 млн рублей. Однако Вачевских обратился в ФСБ, после чего оперативники задержали как посредников, так и самих банкиров.

Анна Петрова
оригинал материала — на сайте газеты «Московский Комсомолец»