Встать, банк идет

Одно из старейших информагентств страны, Regions.ru, о личном мотиве в деле Вачевских.

Наша страна всегда была страной возможностей. Тут хотелось бы написать «равных», но не получается. В разные периоды истории у граждан были равные права, равные обязанности — но равных возможностей не было никогда. Не в последнюю очередь потому, что в России исторически сильны репрессивные механизмы.

Попасть между жерновами обвинения и приговора очень просто, выбраться удается единицам. История Константина Вачевских, обвиняемого по «предпринимательской» 159 статье УК, с одной стороны, типична — число обвиняемых по ней растет вместе с числом предприятий, не справившихся с кризисом и неспособных отдать кредиты банкам, пишет «Век». Но есть и существенное отличие — в случае с Константином кредит банку был полностью погашен. Несмотря на это, банк продолжает щедро тратить государственные деньги, вот уже два года удерживая Вачевских за решеткой.

В один из тяжелейших периодов в жизни нашей страны, с 1917 по начало 1920 годов, Октябрьский переворот и гражданская война вынудили бежать за границу огромное количество людей. По разным оценкам, оно составило от 1,5 до 2,5 млн человек. Не в последнюю очередь их толкнуло на это ощущение бесправия в рамках новой правовой системы. То есть буквально отсутствие единых и справедливых для каждого гражданина законов и правил. По данным Росстата, только в прошлом, 2015-м, году из страны уехало 350 000 человек — главным образом бизнесменов и представителей среднего класса. Прошло сто лет, но многими эмигрантами движут все те же причины, что и Буниным, Набоковым, Сикорским.

Казалось бы, бизнесмены и представители среднего класса — как раз те, кому на Руси жить хорошо. На деле, однако, они оказываются наименее защищены перед законом — в силу того, что у них есть деньги, их банально выгодней судить. В прошлом году в издании Век была опубликована резонансная статья «Личное дело бизнесмена Вачевских«, в которой с цифрами в руках доказывалось, что уголовное дело против известного предпринимателя инициировано Сбербанком и носит заказной характер. В статье смущало одно противоречие — на момент выхода материала банк, обвинивший предпринимателя в мошенничестве, уже вернул все выданные в кредит деньги. При этом деньги банк выдавал не Вачевских, а некогда принадлежащему ему ОАО «Амуркабель», и получил не с Вачевских, а с Амуркабеля, при реализации залогового имущества. То есть банк реализует находящееся у себя же в залоге имущество, возвращает деньги и, не дожидаясь окончания реализации, обвиняет предпринимателя в мошенничестве. Но где здесь мошенничество? В чем мотив Сбербанка? Это инерция делопроизводства в огромной структуре или сведение счетов? Разобраться в этом проще, чем кажется.

Константин Вачевских обвиняется в хищении денежных средств, принадлежащих Дальневосточному банку ОАО «Сбербанк России». При этом его статья, 159 УК, не предполагает ограничения свободы до вынесения приговора. Тем не менее, это не помешало суду 22 декабря 2014 года заключить Вачевских под стражу. Предприниматель просидел в СИЗО полгода, после чего защита добилась изменения меры пресечения на домашний арест — суд принял во внимание наличие у Вачевских тяжелой формы диабета. Однако уже через неделю предприниматель снова отправился в СИЗО — суд посчитал, что он нарушил условия содержания под домашним арестом. Полгода ушло на то, чтобы убедить судью в том, что для аппаратуры, контролирующей условия содержания, нередки технические сбои и что у дверей квартиры Вачевских дежурили сотрудники полиции, исключающие нарушение условий содержания. Наконец, в сентябре этого года суд постановил сменить меру пресечения на домашний арест. И снова, как по заказу, уже через неделю юристы Сбербанка обжаловали это решение и отправили предпринимателя обратно в тюрьму.

Это выглядит как давление на обвиняемого, у которого и так по определению прав немного. Нет достаточных доказательств нарушения режима домашнего ареста? Неисправность оборудования подтверждена материалами дела? Существуют показания свидетелей о том, что Вачевских не покидал квартиры? Суд все равно отправит тебя в СИЗО. Нет оснований к заключению под стражу, есть тяжелое заболевание? Будешь сидеть.

Между тем в материалах дела имеются платежные поручения и судебные акты арбитражного суда, подтверждающие погашение ущерба, причиненного ПАО «Сбербанк России» в полном объеме — в общей сумме банку уплачено 379 533 138,58 рублей, что превышает сумму ущерба на 1 509 598,58 рублей. Эти деньги банк получил в результате аукциона в рамках банкротства ОАО «Амуркабель». Проще говоря, Амуркабель получил кредит под залог, не справился с кризисом, ушел на банкротство, и для погашения кредита конкурсный управляющий реализовал залог. Деньги за залог были переведены Амуркабелю, тот расплатился ими со Сбербанком. Расплатился целиком (да и банкротство Амуркабеля еще не окончено). Формально причин держать Вачевских под стражей, да и просто предъявлять ему обвинение, у Сбербанка нет.

Но это только формально. Представитель Сбербанка А. Христенко в суде заявил, что банк понес большие расходы в ходе предварительного следствия. Возникает вопрос, на что — ведь следствие ведут государственные структуры. Тем не менее, общая стоимость договора по представлению интересов Сбербанка в ходе предварительного следствия и судов (а это составление плана следственных мероприятий, обеспечение интересов по предъявлению обвинения, представление в суде и, конечно, достижение обвинительного приговора) — почти 150 (!) миллионов рублей. Сбербанк продолжает щедро платить за то, чтобы адвокат из Москвы прилетал на каждое судебное заседание — а летает он в Хабаровск исключительно первым классом (билет от 150 000 рублей) и живет в лучших отелях города. Органы следствия работают в одной связке с банком, годами (с 2011 года!) оплачивая бесконечные экспертизы, командировки, допросы. Уголовное преследование получили и партнеры Вачевских, а вместе с ним и весь набор инструментов давления — арестованные счета, допросы, экспертизы.. Конечно, тратить государственные проще, чем свои, но складывается впечатление, что банк изначально был более заинтересован именно в том, чтобы Вачевских оказался за решеткой, а не в том, чтобы вернуть кредит.

Более того, в период предварительного расследования мать предпринимателя неоднократно направляла в банк письма о предоставлении ей реквизитов для перечисления денежных средств в счет погашения долга перед банком. Банк отказывал ей в предоставлении реквизитов и уклонялся от получения денежных средств в рамках процедуры банкротства ОАО «Амуркабель», что установлено вступившими в силу судебными актами арбитражного суда Хабаровского края. Это подтверждает то, что банк сводит личные счеты с Вачевских, а необъективность суда позволяет ему это делать.

Основание для обиды банка на Вачевских легко найти в интернете — несколько лет назад он помог следователям ФСБ раскрыть схему вымогательства сотрудниками Сбербанка. Непосредственные участники получили реальные сроки, а их руководство, очевидно, лишилось привычной статьи дохода. Вот так просто разгадывается загадка, почему Сбербанк правдами и неправдами настаивает на содержание предпринимателя в СИЗО. Когда мотивом становится месть, деньги отходят на второй план.

Ведь Сбербанк России — не единственный кредитор структур, к которым Вачевских имел отношение. Все остальные банки пошли ему навстречу, реструктуризировав кредиты. В итоге на сегодняшний день погашены долги не только перед Сбербанком, но и перед Межрегионбанком, Новым Московским банком, Мосводоканалбанком.

Однако, как говорил Макиавелли, можно простить смерть отца, но не потерю вотчины. Иначе говоря, можно простить три с половиной года тюрьмы Вячеслава Похлебина, замруководителя управления проблемных активов Центрального Сбербанка и Павла Коника, руководителя управления проблемных активов Среднерусского Сбербанка. Но простить потерю отлаженной схемы вымогательства — живые ж деньги! — руководители Коника и Похлебина оказались не готовы. Вачевских стал заложником ситуации. Его судьбу давно решает не суд, а топ-менеджмент Сбербанка, готовый списать десятки государственных миллионов, но показательно отомстить предпринимателю. В связке с безотказными механизмами следствия, судов и федеральных СМИ, банки почти всесильны. И, как мы уже говорили, дело Вачевских с позиций работы этих механизмов — очень типичное, говорящее другим бизнесменам — или встраивайся в существующие схемы, или рискуй свободой. Как мы видим из статистики Росстата, очень и очень многие предпочитают просто не быть предпринимателем в России.

Оригинал статьи — на сайте ИА Regions.ru

На крючке у Сбербанка

Информационное агентство «Роспрес» (свидетельство о регистрации СМИ № ФС77-33417, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций) опубликовало смелый и честный материал о практике вымогательства денег у должников топ-менеджментом Сбербанка, и предположило дальнейшее развитие событий в уголовном деле К.Ю. Вачевских. Оригинал статьи можно почитать на сайте ИА.

Рейдерские схемы под руководством Германа Грефа и его первого заместителя Светланой Сагайдак. Поддержка – силовики и судейский корпус.

В последние годы не редкими стали случаи, когда предприниматели, открыв кредитную линию в Сбербанке, лишаются не только своего бизнеса, но и оказываются за решеткой. А крупнейший коммерческий банк страны с государственным контрольным пакетом все чаще выступает в роли обычного рейдера, а иногда и просто вымогателя.

Январь 2008 года. Группа компаний «МАИР» Виктора Макушкина берет в Сбербанке кредит на сумму около 2 миллиардов рублей. Однако, начавшиеся через некоторое время проблемы в дочерних компаниях «МАИРа» (возбуждение уголовных дел, аресты счетов), создали серьезные проблемы с обслуживанием долга перед Сбербанком. А 10 августа 2009 года дело возбуждают уже в отношении самого Макушкина по статье «Мошенничество». В правоохранительные органы поступило заявление из банка, что предприниматель взял кредит, изначально не собираясь его возвращать. Виктор Макушкин, не дожидаясь ареста, уезжает из страны на Кипр, власти которого отказались экстрадировать бизнесмена на Родину.

2012 год. Пресненский районный суд приговорил владельца холдинга «Энергомаш» Александра Степанова к четырем годам лишения свободы за мошенничество с кредитом Сбербанка на 12 миллиардов рублей. Предпринимателя арестовали прямо в здании Сбербанка годом ранее, куда он приехал договариваться о реструктуризации долга.

В 2014 году суд Нижнего Новгорода приговорил главу холдинга «Алтэкс» Андрея Городнова к шести годам лишения свободы. Профессор Высшей школы экономики Городнов был виновен только в том, что не смог справится с последствиями кризиса 2008 года, и его компании, обанкротившись, не смогли вернуть Сбербанку 500 млн рублей кредитов. Вскоре после приговора суда все активы отошли в пользу Сбербанка.

Сначала деньги, потом в тюрьму

За большинством громких и не очень историй стоит заместитель председателя Сбербанка Светлана Сагайдак. Еще несколько лет назад она возглавляла в банке департамент по работе с проблемными активами. А в деле владельца «Амуркабеля» Константина Вачевских её непосредственные подчиненные проявили себя во всей красе и не постеснялись даже перед захватом бизнеса еще и потребовать от него перевести крупную сумму на счёт подконтрольной им оффшорной компании.

История «Амурского кабельного завода» и его основного владельца Константина Вачевских с одной стороны проста и понятна, в свете практики работы Сбербанка со своими крупными клиентами (выдать кредит, а затем, благодаря своим связям возбудить уголовное дело по излюбленной силовиками 159 Статье УК «Мошенничество»), с другой – выходит за рамки здравого смысла. Вачевских, согласно заявлением его представителей, полностью погасил свой долг перед банком, но вот уже два года продолжает сидеть в СИЗО.

В 2007 году «Амуркабель» открывает в Сбербанке кредитную линию в валюте на закупку импортного оборудования. Сумма займа более 700 млн рублей. Все кредиты были обеспечены залогами, как самого оборудования, так и продукции завода по цене ниже рыночной, но полностью покрывающей взятые суммы. Но кризис 2008 года ложится тяжелым бременем на всех производителей, использующие импортные комплектующие или взявшие кредиты в валюте. «Амуркабель» не стал исключением. В результате обесценивания рубля в два раза сумма кредитов, естественно, увеличилась в два раза. А стоимость продукции упала в два раза в результате снижения спроса на продукцию.

В 2010 году завод просит Сбербанк о реструктуризации кредита и предлагает погасить 250 млн рублей долга вперед, а на оставшуюся задолженность дать рассрочку на 7 лет.

Однако в этот сложный для предпринимателей период президент Сбербанка Герман Греф создает рабочую группу по работе с крупнейшими должниками, в числе которых оказался и Константин Вачевских. В группу вошел заместитель Светланы Сагайдак, возглавляющей в то время департамент по проблемным активам, Вячеслав Похлебин, а так же исполняющий обязанности директора управления по работе с проблемными активами юридических лиц Среднерусского банка Сбербанка Павел Коник.

Как сообщала газета «КоммерсантЪ», Коник «в октябре 2009 года, по версии СКР, предложил своему знакомому Денису Васехе также поучаствовать в возврате денег. А когда тот согласился, способствовал получению доверенности банка, разрешающей подобную деятельность. Получив этот документ, 20 июня прошлого года господин Васеха по указанию банкира Коника впервые встретился с господином Вачевских в ресторане «Глобо» на Новом Арбате, где, предъявив доверенность, объяснил должнику, что теперь все проблемы со Сбербанком надо решать через него, и предложил «начать переговоры об урегулировании задолженности». Бизнесмен согласился, а высокопоставленные работники Сбербанка, узнав об этом, как считает следствие, и «действуя из корыстных побуждений», решили получить с должника «незаконное материальное вознаграждение». Но «понимая, что без участия Дениса Васехи достичь этой цели невозможно» банкиры рассказали посреднику о своих планах, пообещав не только поделиться с ним откатом, но и в дальнейшем привлекать его для взыскания долгов. Посредник на эти условия согласился и, встретившись вечером 25 июня с господином Вачевских в ресторане «Балкон» на Новинском бульваре, объяснил, что если он заплатит откат, то долг не только будет погашен со значительным дисконтом, но он также сохранит под своим контролем и имущество, находящееся в залоге у Сбербанка. Бизнесмен, опасаясь подвоха, попросил подтверждения этой схемы, и спустя четыре дня уже господин Похлебин, встретившись с должником в своем рабочем кабинете в центральном офисе Сбербанка на улице Вавилова, подтвердил слова посредника. В соответствии с разработанным планом «откат» в сумме 100 млн рублей тремя траншами должен быть перечислен на счет кипрской Zytec Limited, подконтрольной сотрудникам Сбербанка. Взамен долг господина Вачевского сокращался на 52% и передавался подконтрольной ему компании «Люандр». Причем большую часть денег господин Похлебин требовал, считает следствие, перечислить до заседания комитета по проблемным активам Сбербанка 9 августа, на котором якобы эта схема будет одобрена. В ходе дальнейших встреч с господином Похлебиным должник, как установили в СКР, окончательно убедился в том, что его взаимоотношения со Сбербанком можно «урегулировать только при условии передачи» вознаграждения. Однако довести до конца свой преступный умысел обвиняемому не удалось. Константин Вачевских обратился с заявлением в ФСБ, ее сотрудники задержали всех участников группы. Впрочем, в отличие от многих подельников, которые заключили сделки с прокурором о сотрудничестве, Вячеслав Похлебин вину не признал, а его адвокат настаивает на отсутствии в действиях подзащитного состава преступления. Как отметил «Ъ» господин Жеребенков, банкир не мог вынести решение о погашении долга в одиночку, так как подобные решения принимаются в Сбербанке коллегиально».

Взятые с поличным оперативниками ФСБ топ-менеджеры Сбербанка и посредник получают реальные сроки. Вячеслав Похлебин — 3,6 лет лишения свободы. Павел Коник — 3,6 лет лишения свободы. Денис Васеха — 2,5 года лишения свободы. Похлебина позже освободят по УДО — одно из условий условно досрочного освобождения — полное признание вины. Повторимся, что оба вымогателя — из команды Светланы Сагайдак, тогда директора управления проблемных активов Центрального Сбербанка, а сейчас – заместителя Германа Грефа.

Греф и его будущий заместитель Сагайдак в ярости. Президент Сбербанка лично подписывает письмо на имя министра МВД Владимира Колокольцева с просьбой разобраться с Вачевских. В 2014 году против предпринимателя возбуждают дело по всей той же 159 статье УК РФ и помещают за решетку. А Сбербанк начинает блокировать работу «Амуркабеля» и, арестовав через суд недвижимость предприятия, распродавать его активы.

Кстати, успешный опыт обращений к первому лицу в МВД, Греф получил еще в процессе атаки на руководство компании «Алтэкс». Как уверяют ряд СМИ, Светлана Сагайдак подготовила письмо на имя тогдашнего министра Рашида Нургалиева, а президент Сбербанка его подписал, с просьбой возбудить уголовное дело против владельца компании Андрея Городнова. И эта просьба была вскоре выполнена.

Сын генерала МВД в деле Сбербанка

В редакцию поступил документ, который можно определить как протокол допроса Дмитрия Тесиса, учредителя ЗАО «Сотби» и сына генерала МВД в отставке Савелия Тесиса. В 1999 году Тесис-старший возглавлял главное управление по борьбе с экономическими преступлениями, а после отставки ушел работать в бизнес-структуры. Сбербанк сделал «Сотби» промежуточным звеном между должником Вачаевских и фирмой Дениса Васехи в вопросе взыскания долгов.

Из показаний Дмитрия Тесиса:

Вопрос следователя: Объясните почему Вы в соответствии с агентским договором не осуществляли постоянный контроль и координацию действий Васехи по урегулированию им проблемной задолженности ООО «Группа компаний Металлоинвест-Маркет» перед Среднерусским Банком Сбербанка?
Дмитрий Тесис: Де-факто именно представитель Сбербанка России порекомендовал заключить агентский договор с компанией, которую представлял Васеха. Мне лично было понятно, что они находились в прямом контакте и все оперативные вопросы решали без «Сотби».
Вопрос следователя: Какую сумму должно было получить ЗАО «Сотби и Денис Васеха по договору в случае урегулирования вопроса задолженности?
Дмитрий Тесис: По договору ЗАО «Сотби» получило бы 2% от суммы превышающей 180 миллионов рублей, а 18% от суммы превышающей 180 миллионов рублей ЗАО «Сотби» должно было перечислить ООО «Управляющая компания» Васехи.

Тесная связь банкиров топ-уровня, силовиков, судей и решал разных мастей может говорить только об одном – дело по отъему чужого бизнеса в Сбербанке поставлен на широкую ногу.

Заплатил и сиди спокойно

После ареста Константина Вачевских доступное Сбербанку России имущество было выставлено на торги — распродано новейшее импортное оборудование, товарное обеспечение залогов. Внесено около 80 млн рублей поручителями этого злосчастного кредита. Таким образом, нанесенный ущерб банку погашен. Однако, завод по прежнему заморожен, все имущество арестовано, а его бывший владелец продолжает находится в тюрьме.

Топ-менеджеры Сбербанка хотят взять с этого дела все до последнего патрона. А Светлана Сагайдак опять не при делах, хотя счет заместителя Грефа на Кипре, куда должны переводить откаты, такие как Вачевских, по некоторым данным, может быть подконтролен именно ей.

В начале ноября Константину Вачевскому предстоит пережить ещё один суд. Сбербанк готовится к нему с особой тщательностью. В прессе развёрнута полноценная кампания цель которой — представить предпринимателя в глазах общественности серьёзным мошенником. То, что информация в многочисленных публикациях и сюжетах давно устарела, а в отношении не погашенных кредитов ещё и не достоверная, никого не смущает. Да и на общество банкирам по сути плевать. Основная задача — надавить на суд. В противном случае дело Вачевских обречено на провал. А в умении давить на людей опыта у топ-менеджеров крупнейшего банка страны опыта не занимать. Технологии с привлечением СМИ банкиры используют с самого первого дня ареста бизнесмена. Сначала пытались создать образ мошенника, затем применили вообще «запрещённый» в этой сфере приём — давление на семью: угрозы тюрьмой жене Вачевского. Ведь намного легче разговаривать с жертвой, если близкие находятся в заложниках у вымогателей. Под таким моральным грузом каждый нормальный человек наверняка подпишет любое признание.

Но на один главный вопрос в этом деле ответа за долгие годы так никто и не получил – как так получается, что заместитель Сагайдак Вячеслав Похлебин за доказанный факт вымогательства у Вачевских отсидел в тюрьме меньше, чем сам Вачевских в СИЗО, ожидая суда за якобы хищение денег. Деньги при этом лежат на счётах самого Сбербанка.