KhabTIME о ситуации вокруг дела Вачевских

В августе прошлого года региональное сетевое издание KhabTIME, специализирующееся на освещении событий в Хабаровском крае, сообщило о признании незаконным сделок по выведению недвижимости из собственности Амурского кабельного завода. Это судебное решение стало ключевым моментом дела, в результате которого уже вернувший сто процентов задолженности Сбербанк стал претендовать еще и на недвижимость. После изучения материалов дела, издание опубликовало новый материал, целиком опровергающий предыдущий и раскрывающий схему рейдерского захвата завода Сбербанком.

Мы приводим выдержки из этого опровержения, целиком с ним можно ознакомиться на сайте издания.

.. Арбитражный суд Хабаровского края признал незаконными сделки по выведению из собственности завода недвижимости.

24.08.2015 Арбитражный суд Хабаровского края отказал Сбербанку в признании сделок недействительными, что подтверждает официальный судебный документ с официального сайта. На данный момент суд придерживается своего решения.

Арбитражный суд Хабаровского края признал незаконными сделки по выведению из собственности завода недвижимости. Именно из-за этих потерь завод позже пришел к банкротству.

Перевод недвижимости завода на другие, но подконтрольные заводу и Константину Вачевских юридические лица, не является потерей в прямом смысле слова. Завод не был продан, продолжал функционировать и развиваться. Данная мера была обусловлена попыткой защитить завод от рейдерских захватов, пример которого мы можем сейчас наблюдать, так как завод уже один раз был захвачен в 98 году и вернулся к владельцу только в 2004, когда Администрация Хабаровского края, разворовав завод, выставила его на торги, что подтверждено решением арбитражного суда Хабаровского края от 30.04.2008

Земельные участки и недвижимость были выведены из активов завода в 2005 году. Эти сделки поставили завод на грань банкротства, потому что он должен был выплатить Сбербанку кредит в размере 517 миллионов рублей, а платить, в итоге, оказалось нечем.

Перевод недвижимости завода на другие, но подконтрольные заводу и Константину Вачевских юридические лица никак не влияют на экономическую деятельность предприятия. Все полученные займы были обеспечены залогами оборудования и ТМЦ, что подтверждает выписка из книги записи залогов:

Ни один вид недвижимости завода не был предметом залога, весь кредит обеспечивался продукцией и новейшим оборудованием, о чем говорится выше. Так же сама по себе недвижимость не приносит прибыль, так как является обеспечением деятельности завода. Она может быть источником прибыли только при сдаче ее в аренду или продаже, что является разбазариванием имущества, чем и занимается Сбербанк.

Все кредиты успешно гасились в срок до наступления кризиса 2008 года. 2010-2012 гг. шла переписка с попытками реструктуризировать кредит, из-за финансовых проблем, которые явились следствием кризиса, при этом завод был готов погасить половину кредита вперед, а остаток растянуть на 7 лет, что подтверждает задокументированная переписка.

Имущества АКЗ недостаточно для погашения всех долгов.

Все займы были обеспечены залогами оборудования и ТМЦ, что подтверждает выписка из книги записи залогов. Нанесенный, декларируемый ущерб Сбербанку составляет 378 млн рублей и погашен в полном объеме, что подтверждают следующие материалы, частично представленные на официальном сайте материалов Хабаровского судебного института: раз, два, три, четыре.

Следствие считает, что Вачевских специально перевел активы завода на другие компании, чтобы не возвращать огромный долг Сбербанку.

Перевод недвижимости завода на другие, но подконтрольные заводу и Константину Вачевских юридические лица никак не влияют на экономическую деятельность предприятия. Но предохраняют от попыток отобрать завод и распродать его на аукционе.

По факту произошло следующее, Константин Юрьевич взял кредит в Сбербанке и купил оборудование, привез его на завод поставил и запустил чтобы зарабатывать деньги, успешно гасил кредит до кризиса, который затронул всех. Напомню что курс доллара и евро увеличился в два раза (кредиты были валютные), а значит что займ сделанный в 2007 году внезапно увеличился в два раза, а общий спад производства уронил цены на продукцию в два раза. И не смотря на это завод продолжал функционировать и активно искать решение.

Вместо этого Сбербанк заказал уголовное дело против Константина, а впоследствии заблокировал работу завода и продал новейшее, приносящее прибыль оборудование с аукциона, потребовав арестовать недвижимое имущество и признать сделки 2005 года (за два года до выдачи кредита) недействительными, так как имеет место злой умысел по невозврату кредита. И это при том, что вменяемый ущерб составляет 378 млн., которые полностью погашены. Оставшаяся сумма — это недополученная прибыль, которую Сбербанк наверняка надеется возместить продажей с аукциона недвижимого имущества завода.

В данном случае мы имеем не мошенническую схему по краже кредита, а факт рейдерского захвата предприятия с целью быстрого обогащения, следствием которого является разбазаривание народного достояния и потеря рабочих мест для более 500 работников завода.

Уголовное преследование как бизнес-риск

В кризис предпринимательская деятельность становится особенно уязвимой с точки зрения риска неисполнения взятых на себя обязательств. И не потому, что у предпринимателя был умысел не исполнить договоры, а в силу сложившейся на рынке ситуации. Возникает вопрос: насколько уместно здесь применение уголовного права?

Мне, как представителю обвиняемого в неисполнении кредитных договоров, выпала возможность ознакомиться с материалами нашумевшего дела. Для понимания ситуации предыстория: в отношении К.Ю. Вачевских возбуждено уголовное дело по ст. 159 ч. 4 УК РФ по обвинению в хищении кредитных денежный средств Дальневосточного отделения ПАО «Сбербанк России». Суть состоит в том, что ОАО «Амурский кабельный завод» взял кредиты и после кризиса 2008 г. не смог их вернуть. Несмотря на то, что кредиты получало юридическое лицо, именно К.Ю. Вачевских обвиняют в хищении 378 миллионов рублей. Сразу же возникает ряд вопросов, в которых отражаются основные проблемы применения уголовной ответственности к предпринимателям.

Как следствие доказывает умысел на совершение преступления?

В Постановлении Пленума ВС № 51 от 27 декабря 2007г. «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» большое значение придается доказыванию умысла, как одного из составляющих преступления, что напрочь отсутствует в обвинительном заключении, предъявленном моему подзащитному. О каком умысле можно говорить, если кредиты брались, начиная с 2006 года, и по ним до 2009 года добросовестно производились все выплаты, а также, если все кредитные обязательства обеспечены залогами движимого и недвижимого имущества с 50% дисконтом от их оценочной стоимости? На сегодняшний день в рамках процедуры банкротства все залоги успешно реализованы и денежные средства в сумме 380 млн. руб. направлены в погашение кредитов ПАО «Сбербанк России».

Не преждевременны ли выводы следствия о наличии ущерба?

Ущерб, предъявленный следствием по результатам экспертизы, проведённый в рамках уголовного дела, определялся без учёта стоимости залогового имущества, что противоречит здравому смыслу и основам законодательства. Более того именного из стоимости заложенного имущества и произошло погашение требований ПАО «Сбербанк России», что доказывает тот факт, что следствие увидело ущерб тогда, когда он еще в принципе не мог возникнуть.

Предприниматель или нет?

Следствием установлено, что К.Ю. Вачевских был акционером ОАО «Амурский кабельный завод», т.е., если он и должен нести ответственность, то по предпринимательской статье ст. 159 прим. 4 Уголовного Кодекса РФ, действовавшей на момент возбуждения уголовного дела. При квалификации по этой статье к нему не может быть применена мера пресечения в виде заключения под стражу, однако обвиняемый содержится под стражей с 17 декабря 2014 года. (Постановление Пленума ВС РФ № 41 от 19 декабря 2013г. «О практике применения судами законодательства о мере пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»). В логике следствия возникает неустранимое противоречие, а именно: при получении кредита ОАО «Амурский кабельный завод» осуществлял предпринимательскую деятельность, а его акционер К.Ю. Вачевских, по-видимому, нет. В то же время если бы К.Ю. Вачевских был бы индивидуальным предпринимателем, то необходимость и основания держать его под стражей сразу бы исчезли, т.к. наличие или отсутствие статуса ИП по логике следствия существенным образом влияет на возможность оказания давления на свидетелей, попытку скрыться и т.п. Необходимо отметить, что обвиняемый страдает заболеваниями, которые исключают его содержание под стражей согласно Постановления Правительства РФ №3 от 14 января 2011г. №3, что подтверждается Медицинским заключением, выданным в установленном законом порядке. Но, как мы видим, даже «железные» основания применяются на усмотрение суда.

Почему ПАО «Сбербанк России» пытается обратить взыскание на недвижимость, до выдачи кредитов принадлежащую ОАО «Амурский кабельный завод», если задолженность по кредитам погашена?

Оспариваемые сделки были совершены в начале 2005 года, а первые кредиты были выданы только в 2006 году и сразу направлены на аккредитивы в счёт оплаты нового оборудования (шло техническое перевооружение завода). Выдавая кредитные средства ПАО «Сбербанк России» знал, что указанное имущество не принадлежит заводу. В настоящее время рассмотрение арбитражного дела приостановлено до вступления в силу приговора Кировского районного суда г. Хабаровска. В арбитражной практике не принято приостанавливать дела до рассмотрения уголовных дел, поскольку всегда имеется возможность при наличии обвинительного приговора пересмотреть арбитражное дело по новым обстоятельствам. В данном случае приходит в голову слова судьи КС РФ К.В. Ароновского, который высказал, цитирую, «опасения использования уголовной репрессии как противоправного орудия в целях рейдерства… поскольку предпринимательская деятельность представляет собой объект корыстных интересов…».

Несмотря на все трудности, усилиями управляющего и персонала производственный комплекс сохранён, задолженность по з/п выплачена. Однако из-за попыток ПАО «Сбербанк России» обратить взыскание на недвижимость, ситуация с заводом продолжает оставаться сложной. Юридическое лицо, выкупившее оборудование, производственную линию, готово приступить к производству кабеля, однако арест недвижимого имущества в рамках уголовного дела и судебные споры делают неосуществимыми эти планы. Такое положение дел отпугивает и других потенциальных инвесторов. Правительство Хабаровского края только на словах обеспокоено судьбой завода, на судебных процессах в арбитражном суде по делу об изъятии производственного комплекса оно выступает на стороне ПАО «Сбербанк России».

Приходится констатировать очевидное — предпринимательский риск при получении кредитных средств приобретает для любого бизнесмена вид уголовного преследования. Либо это погашение процентов и выплата основного долга, либо как минимум несколько лет лишения свободы, т.к. несвоевременный возврат кредитных средств или банкротство автоматически означают мошенничество независимо от экономических причин, приведших к этому.

Владимир Самарин